Главная Спектр услуг Наши ветврачи График работы Полезное Наши цены Контакты

Паразитология

 

  Сейчас, наверное, трудно представить себе современную жизнь без четвероного друга. За последнее десятилетие ветеринарная практика существенно изменилась. "Появилось" новое направление, которое развивается огромными темпами, как бы наверстывая упущенное время – болезни мелких домашних животных. Не секрет, что даже в ветеринарных вузах страны еще 5-7 лет назад не было кафедр с таким названием. Количество питомников, кинологических клубов, ассоциаций растёт с каждым годом в различных регионах нашей страны. И тут возникают вполне естественные проблемы и вытекающие закономерности в результате увеличения численности поголовья на ограниченных, довольно постоянных территориях. Это и проблемы стационарности многих инвазионных заболеваний. При этом начинают работать свои законы, отличающиеся от природных условий. Контакт животных становится более интенсивным, происходит обмен паразитофауной между отдельными особями, возникают ассоциативные связи, наблюдаемые человеком.

  Патогенное воздействие паразитов заключается в механическом воздействии на организм хозяина, обусловленное местом обитания и биологией развития паразита; аллергизации организма - в процессе жизнедеятельности паразиты выделяют продукты метаболизма, секреции и экскреции, которые обладают свойствами аллергенов; токсическом воздействии, в результате которого могут возникать дистрофические и некротические изменения тканей в местах локализации паразитов; трофическом - использование продуктов расщепления белков, углеводов, жиров, а также витаминов, макро- и микроэлементов и т. д.

  Из 82 видов гельминтов, зарегистрированных у собак и кошек на территории бывшего СССР, 32 могут паразитировать у человека и 26 у сельскохозяйственных животных.

  Количество собак в г. Москве, по разным оценкам, составляет от 300 тыс. до 1 млн. Как минимум, аналогичными цифрами оценивается и количество кошек. Все чаще в Московском регионе регистрируют такие опасные зоонозы, как эхинококкоз, дирофиляриоз, токсоплазмоз.

Паразитофауна пищеварительного тракта собак в Московском регионе представлена гельминтами Toxocara canis, Toxascaris leonina, Uncinariastenocephala, Trichocephalus vulpis, Capillaria putorii, Dipylidium caninum, Taenia spp., Opisthorсhis felineus. и простейшими Cystoisospora canis, Cystoisosporaohioensis., Giardia sp., Entamoeba sp., Sarcocystis spp., Hammondia heydorni.

У кошек в Московском мегаполисе зарегистрированы гельминты Toxocara cati, Uncinaria stenocephala, Dipylidium caninum, Mesocestoides lineatus, Taeniaspp. и простейшие Cystoisospora felis, C. rivolta, Giardia sp., Sarcocystis spp., Toxoplasma gondii (Hammondia hammondi) (собственные исследования).

  Среди нематодозов наибольшее распространение имеет токсокароз. В настоящее время получены неоспоримые доказательства патогенного воздействия личинок токсокар на организм неспецифических хозяев – человека, домашних животных, птиц, грызунов, у которых личинка совершает соматическую миграцию.

  Токсокароз у человека проявляется в виде синдрома visceral larva migrans. Заболевают, главным образом, дети раннего возраста, но поскольку личинки Toxocara canis остаются в организме много лет и возможны повторные заражения, болезнь иногда принимает циклическое течение с периодически повторяющейся лихорадкой, увеличением печени и легочными симптомами при высокой эозинофилии. Характерны легочные симптомы: астматическая одышка, учащённое поверхностное дыхание, цианоз, стридор при отсутствии препятствий в бронхах. В некоторых случаях типичная картина болезни отсутствует, и только астматические припадки дают повод заподозрить токсокароз. В 5-6 % случаев личинки попадают в центральную нервную систему и вызывают менингит и энцефалит той или иной тяжести; другим тяжелым проявлением токсокароза является поражение глаз.

  Введение в практику планомерной дегельминтизации комбинированными препаратами, состоящими из ограниченного количества антгельминтных веществ, несомненно, привело к снижению заболеваемости плотоядных, но вместе с тем, использование этих средств создает в ряде случаев условия для селекции устойчивых к препаратам изолятов и штаммов паразитов, что в конечном итоге усложняет борьбу с ними. Так, например, широкое использование солей пиперазина в течение многих лет привело к появлению устойчивых популяций нематод и естественному снижению терапевтического эффекта от проводимых антгельминтных мероприятий с использованием этого препарата.

  Стоит отметить, что многие фирмы-производители комбинированных препаратов акцентируют внимание владельцев животных на простоте использования, то есть однократном профилактическом применении в определенные сезоны года, в определенном возрасте животного, перед прививкой, перед случкой и т.д., не акцентируя внимание на необходимости предварительных паразитологических исследований.

  Результаты наших исследований показывают, что процент квартирных собак и кошек, зараженных гельминтами, невысок. Обработки животных этой группы без предварительных исследований могут привести к ненужной фармакологической нагрузке на организм, неполному освобождению от паразитов, быстрому возникновению у гельминтов резистентности к препаратам. Следовательно, внимание владельцев домашних плотоядных следует акцентировать в первую очередь на необходимости периодических копроскопических исследований, что позволит решить вопрос о необходимости дегельминтизации, правильно подобрать антгельминтик, спланировать количество обработок и обеспечить полное освобождение животного от паразитов.

   Исследования паразитофауны собак и кошек, принадлежащих жителям Москвы, указывают на существенное преобладание в этой группе кишечных простейших над гельминтами. Показатели экстенсивности инвазии для большинства видов - невысокие, однако, значительное видовое разнообразие паразитов говорит о потенциальной опасности их распространения среди домашних плотоядных г. Москвы.

   Чаще кишечных простейших обнаруживали у молодняка в возрасте до 1 года, наиболее высокую интенсивность инвазии отмечали у котят и щенков 2-4-месячного возраста. Было отмечено несколько случаев летального исхода при заражении цистоизоспорами и саркоспоридиями, причем даже при невысоких показателях интенсивности инвазии (50-100 цист/г).

    В ряде случаев, при повторных контрольных исследованиях после курса лечения, у животного обнаруживали заражение простейшими из другой таксономической группы. Так, после обработки против изоспор или токсоплазм, при контрольном исследовании у собак обнаруживали саркоцист или гиардий. Резонно предположить, что, во-первых, антипротозойные препараты обладают по отношению к ним разной степенью эффективности, во-вторых, занимая в организме хозяина одну и ту же нишу (тонкий кишечник), паразиты конкурируют за среду обитания, в-третьих, иммунитет против таксономически близких Protozoa отсутствует. Наши предположения подкрепляет и факт регистрации совместной инвазии C. ohioensis и Giardia sp., причем интенсивность заражения гиардиями намного превосходила интенсивность заражения цистоизоспорами.

   Вещества, входящие в состав комбинированных антгельминтиков, абсолютно не эффективны при лечении протозоозов. Этот факт особенно подчеркивает необходимость периодических паразитологических копроскопических исследований.

   На сегодняшний день имеется относительно небольшое число препаратов, эффективных для борьбы с одноклеточными паразитами плотоядных. Применение нашли сульфаниламидные, нитрофурановые препараты, гаунидины (химкокцид), нитробензамиды (зоален и ампролиум), некоторые антибиотики (биовет, мономицин, тетрациклин, левомицетин, монензин, салиномицин и др.), толтразурил.

    Таким образом, анализ кала является важным исследованием, позволяющим обнаружить вегетативные формы простейших и их цисты, яйца, личинки и имаго гельминтов, а так же, подтвердить и/или установить поражение желудка, кишечника, печени и поджелудочной железы, следить за развитием заболевания и за результатами лечения.

С помощью копрологического исследования можно оценить:

  • Ферментативную активность желудка, кишечника, поджелудочной железы, их перевариваемую способность;
  • Эвакуаторную функцию желудка и кишечника;
  • Наличие воспалительного процесса на том или ином уровне ЖКТ;
  • Характер и интенсивность микробной деятельности (дисбиоз и дисбактериоз).
  • Тщательно проведенный копрологический анализ позволяет диагностировать:
  • Язвенный, аллергический, спастический колит;
  • Поражение злокачественным новообразованием дистального отдела толстой кишки.


Кандидат ветеринарных наук Будовской Андрей Владимирович.



НА ГЛАВНУЮ